Литературный пинг-понг часть 8

Share

Глава 8

Shenka Ma

Маша ехала на байке, подставив лицо теплому влажному ветерку. Пасмурно и влажно, зато тепло. На мгновение она вспомнила, как мерзла в дома в Москве, где уже похолодало, но еще не зажурчали горячей водой батареи, и ей приходилось работать, сидя в махровом халате, и мимолетно ухмыльнулась. Она сейчас очень жалела, и почему невозможно одновременно ехать и делать селфи самой себя верхом на байке. Заселфиться и выложить в Инстаграм, на зависть всем остальным, зябко сидящим по офисам там на родине. Маша совсем недавно приехала в Гоа и еще не успела полностью расслабиться и отпустить прежнюю жизнь – так и хотелось «им всем» что-то доказать. Поглощенная мыслями, Маша не заметила очередной спидбрейкер, скутер тряхнуло, но впереди как раз дорогу переходил какой-то чувак. Она выкрутила руль, но сзади ее обгонял здоровенный автомобиль представительского класса. Послышался удар и хруст («Бля, зеркало, – мелькнуло у Маши в голове»), и она полетела на дорогу. Из машины выскочил индус-водитель и принялся одновременно поднимать ее и орать.

– Да отъебись ты от меня! – в сердцах воскликнула Маша, одновременно отряхиваясь и осматривая себя на предмет повреждений. На коленке расплывалось пятно – большая ссадина пустила кровавую струйку вниз по голени, смешиваясь с красной гоанской грязью. В это время из задней двери мерседеса вылез высокий человек, и Маша обмерла, узнав его.

– Ну что же вы, девушка, под колеса бросаетесь? – укоризненно, по-отечески спросил ее он.

– А вы тоже за дорогой следите, – огрызнулась она, немедленно поняв свою несправедливость. – Ладно, извините, я недавно за рулем.

– Вы как, в порядке?




Добренький какой, вы только гляньте.

– Вроде да, но вон, коленку разбила. Придется прививку от столбняка делать. И зеркало на байке чинить. Хозяин байка такой противный, всю душу за это сраное зеркало вытрясет. – Маша подняла байк, поправила рюкзак за спиной и оседлала его.

– Ну, бывайте! – и показала ему приветственно-прощальную «козу» из двух пальцев.

Несмотря на жару, Алексея пронзил холодный пот. Гоа… Два пальца. Сечин. Улюкаев… Плохой знак! С возрастом он начал становиться суеверным.

– Девушка, подождите! – он торопливо догнал ее в два широких шага, доставая бумажник. – Вот, возьмите на лечение и ремонт.

Маша машинально взяла протянутые купюры. Там было две тысячи рупий.

https://www.facebook.com/zamesfamily/

Share

Start a Conversation

Войти с помощью: