Литературный пинг-понг часть 11

Share

Глава 11  написал Nick Shor

– Ну наконец-то! Привет-привет! Как добрались?

Маша стояла напротив главного выхода из аэропорта Даболим рядом с припаркованным черным Мерседесом. На ее лице сияла неподдельная улыбка, а слегка заплывшие красные глаза выдавали употребление каннабиноидов.

– Ужас, как у вас здесь душно! – недовольно наигранным тоном выдала Лена, словно находясь на сцене перед многочисленной толпой зрителей. Надев гигантские солнцезащитные очки Versace, она демонстративно покатила компактный красный чемоданчик к багажнику автомобиля, рядом с которым в строгом темном костюме стоял наивно улыбающийся водитель-индус:

– Welocme to Goa!

– Грузи чемоданы, обезьяна! – Фыркнула Лена. – Гриша, ну где ты там? Давай скорее, я не могу здесь больше находиться! Мне срочно нужно в кондиционер! Маша, привет! А что, кадиллака не было что ли? Это что за ведро?




– Да ладно, Лен, это ж Мерс, отличная машина, представительский класс, – начала оправдываться Маша. – Недавно только политика какого-то из Москвы на ней возили.

– Пффф, из Москвыыы! – наигранно протянула Лена. – Что мне эта Москва дешманская? Я на деюсь они потом салон почистили, после политика этого?

– Лен, перестань! – Вмешался подоспевший запыхавшийся Григорий, тащя за собой два огромных чемодана. – Это же Индия, а не твой Милан сраный! И вообще – нафига ты столько шмоток понабрала? Запарился их таскать уже, блин!

– А что мне здесь – голой ходить? – Донесся из автомобиля недовольный голосок Лены – Среди этих обезьян некультурных? – Она ткнула пальцем в сторону всё так же безазаветно улыбающегося водителя, бережно складывающего чемоданы в багажник.

– Ладно, поехали уже – выдохнула Маша. – нашла вам классные аппарты в Сиолиме, недалеко от меня будете жить.

– Надеюсь, с кондиционером? – Язвительно спросила Лена.

– И с кондиционером, и с бассейном, и компания рядом хорошая! – Ответила Маша. – Кстати, будете соседями с тем самым писателем, – обратилась она к Григорию.

– Ааа, ну вот мы с ним и поговорим про просветление! – Угрожающе выдала Лена. – Трогай, бабуин! Гоу гоу!

Мерседес неспеша двинулся с места, словно дорогая манекенщица, дефелируемая по подиуму на показе Дольче и Габанна. Водитель, чинно задрав подбородок, с чувством альфа-превосходства смотрел по краям на своих соплеменников, жавшихся к тротуарам на миниатюрных малолитражках и с нескрываемой завистью провожающих взглядом солидное авто.

Григорий, словно ребенок, попавший в Диснейленд, с нескрываемым любопытством рассматривал местные колориты в виде разноцветных домов, проносящихся на скутерах индусов и бесконечных пальм. Больше всего, конечно, он был удивлен коровам, томно бродящим вдоль дорог.




– О, боже! Я думала про коров – это шутка была! Я просто в шоке! – Воскликнула Лена. – А они не заразные? За ними кто-нибудь смотрит вообще? Господи, дикость какая! Гриша, ну и зачем мы прилетели в эти джунгли? Ты это специально, да? Чтобы мне настроение испортить? Ну молодец, у тебя это получилось! – Голос Лены стал переходить в истерично-плаксивый, но Григорию было совершенно пофиг. Он с воодушевлением смотрел на проносящиеся пейзажи, в нетерпении ожидая встречи с Богом, который, как ему казалось, должен был подарить просветление и гармонию, чего так не хватало в его скучной однообразной жизни.

Мерседес съехал с большой дороги и помчался по узким асфальтированным улочкам, припарковавшись через несколько минут рядом с крупным жилым комплексом, состоящем из вилл и не менее респектабельных домов на несколько квартир.

– Ну вот, приехали! – Радостно воскликнула Маша, устав за поездку от нудных монологов Лены. – А вот и Василий, тот самый писатель! Вася, привет! – махнула она татуированному бородачу спортивного телосложения, слезающему с синего скутера. – Привезла тебе свежие отечественные уши, прямиком из Хорватии!

Вася улыбнулся и, приветствуя, помахал всем рукой: – Привет! Добро пожаловать в Гоа! Заходите на чаёк, посидим-покурим! Расскажете, как там в Хорватии. А то я невыездной уже 10 лет, дальше Гоа нигде не бываю.

– Это как так? – Удивленно спросила Лена, забыв о том, что всего неделю назад хотела выдрать ему волосы.

– Заходите, расскажу! Как раз сейчас время свободное есть! – ответил Василий, направлясь к роскошной двухэтажной вилле. – Мы, кстати, с вами соседи теперь!

– Пожалуй, зайдем попозже! – заинтересованно ответила Лена, – сейчас устали очень, только с самолета. Да и духотища у вас безумная.

– Ну это на улице духотища, а у меня дома – кондиционер, жена сейчас чай заварит камбоджийский, привезла недавно.

– А как же жена без вас одна ездит? – спросила Лена.

– Ей визу продлить нужно было, вот и ездила в Камбоджу.

– А что, можно визы прямо в Азии продлевать? – Лена вмиг забыла об усталости и увлеклась беседой.

– Слушайте, бросайте свои чемоданы, сходите в душ и ко мне – как раз чай заварится! – Приветливо ответил Василий и направился ко входу в дом. – У меня не заперто!

С улыбкой Василий исчез за дверью. Лена кокетливо улыбнулась в ответ и повернулась к мужу: – Котик, а твой писатель не так уж плох – по крайней мере на первый взгляд. Давай и правда в гости зайдем, что-то неохота дома сидеть.

– Конечно, милая! Я только “за”! Не терпится услышать о Боге этом местном, из первых уст, так сказать! Вася по-любому о нем много чего знает! – оживленно ответил Григорий.

– Ну ты к Богу то пока не торопись – я еще в Париж на распродажу хочу попасть! – блестнула томно Лена своим черным юмором, снова надев темные очки на недовольную маску лица. – Тащи чемоданы уже, мне нужно переодеться.

За столом просторной гостиной было весьма комфортно, а благоприятная атмосфера белоснежного дома позволяла максимально расслабиться. Гостепреимная Оля, жена Василия, разлила всем в чашки свежезаваренный чай и беседа стала еще теплее. Маша докуривала очередной джоинт, а Лена без конца распрашивала Василия про его приключения, на что он в ответ охотно рассказывал главы из своей первой книги. Григория же интересовал только таинственный Бог в лице арамбольского бомжа:

– Ну вот скажи мне, Василий – каково это – стать просветленным? Что такого мог сказать тебе этот человек, что вернул тебе писательское вдохновение?

– Понимаешь, Григорий, у каждого к этому свой собственный путь. Это всё равно, если бы ты меня попросил рассказать об эффекте ЛСД. Это можно узнать только попробовав самому и никак иначе. Съездите сегодня на пати в Шива Вэлли, он по-любому будет там. Вот и пообщаетесь. А пока давайте дунем лучше, меня тут шишками вкусными угостили!

День клонился к закату. Лена с Машей лежали на шезлонгах перед бассейном, покуривая джоинт.

– Знаешь, Маш – расслабленно произнесла Лена, – я что-то не могу понять – то ли трава на меня так действует, то ли действительно что-то есть в этом Гоа? Какое-то спокойствие что ли. Я ведь раньше вообще наркотики не употребляла, а здесь прям так и хочется чего-нибудь эдакого. – Она улыбнулась. – Да и писатель этот оказался на редкость очень милым!

– Ну, подруга, во-первых, трава – не наркотик. Это больше психоделик – с умным тоном ответила Маша, делая очередную затяжку. – Тебе и Вася про это сказал сразу. А во-вторых, – она потушила джоинт в пепельнице, сделанной из кокосовой скорлупы и игриво посмотрела Лене в глаза, – то ли еще будет, подруга! У меня тут по такому случаю димыч завалялся, слезы Иисуса называется. Вот это будет отрыв! Так что готовься! Сегодня знатно погудим).

– Ой, я что-то даже не знаю… – замялась Лена. – Может просто у Васи его замечательными шишками угостимся?




– Об этом я уже позаботилась! – улыбнулась в ответ Маша. – Только трава тут – как сигареты, понимаешь? Так, чисто для паузы. А для нормальной пати – она достала маленький зип-пакетик, в котором виднелся большущий мутноватый светлый кристалл, и дразняще потрясла им рядом с Лениным лицом – нужен нормальный стафф!

Черный Мерседес уносил веселую компанию куда-то вглубь Анжуны. В салоне во всю играл псай-транс, Лена с горящими глазами оживленно рассказывала Маше о лондонских бутиках, а Маша, с таким же безумным взглядом, ее внимательно слушала, периодически делая глотки воды из бутылки и вытирая лицо влажными салфетками. Безгранично довольный Григорий расплылся от ощущения эйфории и какого-то невиданного ему ранее душевного спокойствия. Одной рукой он нежно поглаживал Ленину ляжку, так и норовящую оголиться из под легкого летнего платья, а второй с нескрываемым удовольствием курил косяк, выдувая дым в открытое окно пролетавшим мимо скутерам и мотоциклам. Ночные дороги Северного Гоа были оживлены траффиком из разношерстных разноцветных людей. Всё вокруг искрилось от дальнего света фар и ярких флуоресцентных одежд. Праздник чувствовался везде: в каждом вздохе, в каждом движении, в каждом прикосновении. Словно весь мир ехал на главную межгалактическую пати Вселенной и каждый был готов отрываться по полной.

“А может вот оно, просветление?” – подумал Григорий. – “Может и не нужен мне никакой баба? Вот они – Кристаллы преткновения!” – он достал из кармана мятый зип-пакетик с маленькими раздробленными кристалликами, искрящимися под светом лампы.

Мерседес унесся вдаль с потоком безумных упоротых байкеров, оставив позади хилую лавчонку, в которой отец с сыном-подростком продавали воду и бензин.

– Папа, сегодня опять пати? Ведь министр сказал, что их закроют? Почему он до сих пор этого не сделал?

Отец тут же отвесил сыну смачный подзатыльник:

– Ты что, сын, хочешь чтобы мы разорились? Хочешь опять долбить киркой камень у дороги? Если закроют пати – кто будет у нас покупать воду и бензин? – Он взмахнул руки к небу. – О, великий Ганеша, образумь моего сына! Кому я доверю свой бизнес? О, великий Ганеша! – Снова запричитал он, напевая мантры. Сын, почесав затылок, недовольно посмотрел вслед очередному каравану из байков с мускулистыми парнями и полуголыми красотками и сердито уселся на грязный пластиковый стул перед прилавком, ожидая очередного наркомана за бутылкой воды.

– Ты слова повторил? – спросил его отец.

– Да, папа.

– Повтори, еще раз! И вслух! Чтобы я тоже слышал.

Парень нехотя взял мятый листок бумаги:

– Handred – сто. Five handred – писот. Hello – прывет. Water – вада. Gas – пинсин…

– Handred – сто. Five handred – писот… – соредоточенно повторял за ним старик.

Полная луна висела высоко и светила неимоверно ярко, отливая серебром на ближайших пальмах и зарослях. Теплый, влажный воздух приятно разогревал ночь – время гоанского волшебства. Движение на дороге поутихло, дав возможность высказаться стрекочущим цикадам и мелодично завывающим собакам. Старик прикорнул на потресканном засаленном пластиковом стуле а его сын, не смыкая глаз, смотрел куда-то вдаль и о чем-то думал – то ли о коррупционном министре, то ли о семейном бизнесе, то ли о той прекрасной белокурой девушке, которая улыбнулась ему с очередного проносящегося байка…

– Э, пацан! Слышь, водичка по чём?

Напротив стоял тучный дерганый русский с безумным взглядом и до неприличия расширенными зрачками.

– Прывет! Писят рупий, пажалста! – С выточенной готовностью и улыбкой ответил пришедший в себя парень.

Мужик протянул ему сотку и взял бутылку с водой:

– На, держи! Сдачи не надо!

Его Энфилд грозно заревел и понес дальше на юг, в сторону межгалкатического пати, где Шива исполнял свой очередной разрушительный танец. Снова наступила тишина, плавно дополненная треском цикад. Парень вернулся обратно на свою табуретку, протирая лицо от дремоты своей грязной выцвевшей футболкой с надписью Versase и в скором времени засопел вместе со своим отцом.

Гоанская ночь окутала дорогу, пуская лишь лунный свет в свои владения. Еще несколько часов волшебства, пока рэйверы не превратятся в тыквы и неспешно поедут обратно домой, попутно поддерживая семейный бизнес. Несколько часов тишины.

Nick Shor




 

Share

Start a Conversation

Войти с помощью: