Новая книга

Share

МОЁ СЕКСОДЕЛИЧЕСКОЕ ГОА. АВТОРЫ ВАСИЛИЙ И ОЛЬГА КАРАВАЕВЫ

Первая глава новой книги.
23 Мая 2018. Тюрьма. 1

– Спокойно, без резких движений, все встаем и едем в полицейский участок. Доигрались? От семи лет до пожизненного теперь вам светит, – ехидно произносит черный, как негр, коп, с ушами, как у Уилла Смита .
–  Быстро сдали смартфоны и все, что у вас в карманах.

– Вот уж напугал, клоун, что ж не повешение то? – про себя произношу я, вытаскивая из кармана бумажник и телефон. За такую мелочь неделю максимум сидеть.

– Что делать-то будем? – обращается ко мне Костик, – У меня на телефоне блокировка не установлена.

– Мудак ты, – коротко отрезаю я, поднимаясь с кресла.

Подходя к двери, он пытается зачем-то выключить смартфон и получает оплеуху от копа. Сколько же их тут приехало? Аж восемь индусов и две бабы. Женщины полицейские, как обычно, страшные, как смерть, берут моих девочек под руки.  По сравнению с Ксюшей и Наташей эти бабокопы выглядят, как две бабояги. Девочек сажают в лифт, а мы спускаемся пешком. Нас фиксируют камеры на каждом этаже, и это хорошо. Так как нам не предъявили никаких обвинений и не показали ордер от прокурора, значит, эти ублюдки пришли за деньгами. Видеокамеры докажут, что копы приходили без ордера на арест.

– Шеф, может быть, нам стоит поговорить? – обращаюсь я к самому старшему и самому важному.

– О чем нам говорить? – с пренебрежением отрезает он, – в участке поговорим.

Посадив нас на заднее сиденье маленькой полицейской машины, еще трое копов, сдавив нас как сардин в банке, втискиваются и с трудом закрывают дверь.

– Что делать-то будем? – тихо спрашивает меня Костя и тут же получает тычок в бок от полицейского.

– Не переговариваться, – рявкает он, стараясь выглядеть грозным, но его огромные волосатые уши делают его только смешнее.

Эх, надеюсь, сидеть в этот раз всего несколько дней. Сезон манго только начался, не хотелось бы его пропустить. Максимум, при самом плохом раскладе, учитывая, что я выпущен ранее под залог, меня могут закрыть на месяц. Так надолго будет обидно. Два самых лучших сорта манго – «мангурат» и «альфонсо» – уже отойдут. Похоже, сегодня будет дождь. Ужасная жара и духотища, еще от этих копов воняет, как от свиней, луком с масалой. Каждый из них, надув щеки, молча пялится в окна.

Наверное, довольны собой, думают, что поймали большую рыбу. Да если бы не этот балбес Костя, хрен бы вы меня, придурки, взяли. Ума не хватило бы. Почувствовав легкий тычок в ногу, я вижу, как Костик показывает мне взглядом на пол под его ногами. Внизу, на резиновом коврике, лежит целлофановый пакетик с белыми кристаллами, грамм так на двадцать. Меня мгновенно словно ударяет током – МДМА, эти кристаллы я не с чем не спутаю. Лет так на двадцать тюрьмы! За них мне уже пришлось девять лет назад отсидеть в тюрьме. Увидев страх в моих глазах, Костик незаметно ногой задвигает пакетик под переднее сиденье. Это же пиздец какой-то!

Одно из двух – или же кто-то из арестованных перед нами сбросил наркотики, или этот пакетик выпал у кого-то из копов, когда нас сажали. Навряд ли копы любят МДМА, они предпочитаю нюхать кокс, а этот препарат выгодно подкидывать. Взял со склада конфисканта 10 грамм, и обвинение в коммерческом количестве у тебя в кармане. 10 лет тюрьмы. Не об этом говорил ушастый, угрожая пожизненным? Плохо. Даже не плохо, а хуёво. Опять я попался на том, что посчитал себя умнее, чем они. Ладно, чему быть того не миновать. Если что отсижу полтора года и получу технический поинт выйти под залог. Не буду впадать в панику, я знал, что переступаю закон. Может быть, еще пронесет. Может быть, какой-нибудь негр сбросил под сидение час назад этот пакет, а я уже параною.

Подъехав к полицейскому участку, копы с трудом открывают прижатые их тушками двери и вывалиливаются наружу, так и не заметив пакетика. За те 15 минут, что мы ехали, моя рубашка полностью взмокла от пота, словно я побывал под дождем. Рядом со входом, что-то жуя и тут же что-то высирая прямо на ступеньки, стоит корова. Ох уж эта Индия! Обходя кучу, я вижу ящерку. Обычно они не подпускают к себе близко, но у нее видимо совсем отсутствует инстинкт самосохранения. Я не наступаю на неё, но с таким жизненным подходом ей всё равно грозит полицейский ботинок.

Шумные вентиляторы в кабинете периодически останавливаются вместе с отрубающимся светом. Менты зарабатывают на взятках огромные деньги, могли бы скинуться и купить себе в отдел кондей, но им видимо нельзя светиться своими черными деньгами, и от того они вынуждены так же, как и я сидеть, обливаясь потом, проклиная индийские электросети. В Индии полтора миллиарда населения – на всех электричества не хватает. Через полчаса привозят наших девочек и с ними еще Лену. Она-то тут что делает? Она же должна была приехать ко мне через час. Вот овца-то, вляпалась.

– Ты, знаешь кто это такая? – обращается один из копов ко мне.

– Не, не знаю, – включаю я дурака, – и вообще на каком основании вы нас арестовали? У вас есть ордер на арест?

– Знаешь что, умник, будешь строить дурака, я впишу тебе коммерческое количество наркотиков, уйдешь на десять лет. Повторяю, ты знаешь эту девушку?

– Да, она подруга моего друга, – говорю ему правду, в ужасе понимая свою уязвимость. – Но она тут совсем не причем.

– А почему ее голая фотка на смартфоне у твоего друга?

– Не знаю, – отвечаю я, бросая гневный взгляд на Костю, сидящего рядом и потупившего свой взгляд.

– Разблокируй свой смартфон, – произносит коп, беря со стола мой телефон.

– Не могу. У меня там много приватной информации, которая принадлежит, не только мне – фотографии, счета, пароли.

– Хмм, – фыркает с усмешкой он и откладывает его в сторону. – Нам и телефона твоего друга достаточно, чтобы усадить вас в тюрьму.

– Послушайте, Шеф, – обращаюсь я к копу, вот уже полчаса, что-то пишущему напротив меня, – может быть, договоримся?

– О чем?

– У меня есть один лак1

– Что? Один лак? Да ты в день зарабатываешь по лаку. Минимум пять лаков, да и то уже поздно, нужно было сразу, как только мы зашли предлагать. Где твой паспорт?

– У меня нет паспорта, он арестован с 2009 года по статье за наркотики. Я выпущен под залог и уже 9 лет нахожусь под следствием.

– Кто твой адвокат?

– Раджу.

– Хороший адвокат. Я ему сообщу.

– Костик, у тебя есть деньги? – шепотом спрашиваю я.

– У меня голяк, одни долги. Думал, сегодня себе на билеты в Россию заработаю.

– Ты готов взять на себя это дело? Я тебе адвоката проплачу и через недельку-другую ты выйдешь. Когда Сокола и Ару взяли с килограммом травы, они тут в этом участке дали ментам сто штук и те завели дело только на Ару. Так лучше для нас. Вдвоем мы организованная группа, так больше срок дают.

– Ну я не знаю…

Не дождавшись от него ответа, я предлагаю копу сто тысяч за то, чтобы я не фигурировал в этом деле.

– Я смотрю, ты тут самый умный, – ухмыляется коп, и подав знак другому, приказывает нас увести.

Соседняя комната напоминает зверинец. Вместо передней стены железная решетка и такая же дверь. Заставив нас снять обувь, впускают во внутрь, с шумом закрыв дверь. В полумраке на полу в позе эмбриона лежит какой то индусик, улыбаясь с закрытыми глазами.

– Похоже нам ночевать с каким-то сумасшедшим.

– Да пофиг, лишь бы завтра отпустили.

Хочется в туалет, но темная комнатка без двери с дыркой для испражнения в полу ужасает, как преисподняя. В ней не убирались, наверное, уже сто лет.

– Что, допизделся ты? Хочу в тюрьму… готов посидеть, – язвлю я, вспомнив, как накануне Костик говорил, что готов от скуки посидеть в тюрьме.

– Да уж, и не верь потом в силу слова.

– Костян, вот если бы ты читал мою книгу, ты так бы не говорил. Девять лет назад я тоже от скуки сказал, что готов в тюрьме посидеть, и через несколько лет угодил на полтора года. Это Индия, страна чудес, тут мыслеформы материализуются очень быстро. Тогда в тюрьме я написал свою первую книгу. Как бы вторую не пришлось тут писать.

Дверь в коридор открывается и я слышу знакомый голос.

– Василий, ты, что, очередную книгу решил написать? – улыбаясь, говорит мой адвокат.

– Привет Раджу.

– Привет Василий, – протягивает мне руку сквозь решетку.

– Раджу, скажи, у нас ведь подзалоговая статья? Нас же выпустят скоро? – с надеждой в голосе произношу я.

– Смотря какая у вас статья. Если 420 или 430, то подзалоговая. А если 370, то плохо, там до пожизненного заключения, без права выйти под залог.
– Какая у него статья? – обращается он стоящему рядом копу.

– Триста семидесятая, International human traffic2– отрезает он, и в моих ушах появляется гул.
– Пиздец!

– Но ты не волнуйся. Я буду за тебя драться в суде. Мы добьемся, чтобы статью перевели в подзалоговую. А сейчас подпиши этот договор со мной и расслабляйся. Теперь твоя свобода зависит только от меня.

https://t.me/Vasiliykaravaev

—————————————————————

1 лак – 100 000

2 Internationalhuman traffic- международная торговля людьми.

 

 

 

Share